August 2011

S M T W T F S
 12345 6
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags

February 12th, 2011

tashamiller: (Default)
Saturday, February 12th, 2011 01:12 pm
Купила недавно Шираз 2006 года из Австралии, вино очень понравилось, ну просто очень. Хотела поехать купить вторую бутылку, но в нашем бутике начался месяц итальянских вин из Винето (Tommasi) и Тосканы (Ruffino). А итальянские вина я очень люблю. Уже купила 3 бутылки, предвкушаю... Ну а теперь о замечательном Ширазе.

6.01 КБ

Цвет: интенсивно вишнёвый с сильным фиолетовым оттенком.
Аромат ежевики, кедра, ванили.
Вкус: зрелые фрукты, слива, ежевика, тёмная вишня, немного позже - вишнёвый ликёр, кофе, шоколад. Долгое послевкусие.
Да уж, поистине, австралийский шираз заслуживает всяческого уважения.
tashamiller: (Default)
Saturday, February 12th, 2011 07:30 pm
Мои ожидания приезда Томаса Квастхоффа не оправдались , он заболел и отменил свои гастроли в Израиле. Зубину Мета пришлось искать ему замену, что не так просто учитывая уникальный дар Квастхоффа. Замена нашлась, Мета пригласил Сару Миньярдо, замечательное контральто. Она известна больше, как исполнительница музыки барокко, настоящая венецианка :-) В "Песнях об умерших детях" она мне понравилась. Без восторга, но понравилась.



Но главным событием вечера была, конечно, пятая симфония Малера, осенью Зубин Мета дирижировал первой, и это было потрясающе, поэтому пятую, которую я очень люблю, ждала с большим нетерпением. Что сказать, это превзошло все ожидания! Оркестр играл великолепно, Мета, который дирижирует без партитуры, был сосредоточен и вдохновенен. Какая музыка! Подъём вверх, трудный, отчаянный, опасный, но вверх, к радости, к гармонии, к себе лучшей, самой лучшей, какой можно быть, к себе совершенной. Как звучат виолончели во второй части, я всегда жду этого момента. Смятение чувств постепенно проходит, и я приближаюсь к Аdagietto, струнные и арфа, ах, сколько грусти, хрупкости в этой музыке, сколько любви. И финал... Всё. И надо подниматься аплодировать и ехать домой. А хочется только одного - тишины, и что бы никто, не дай Бог, не заговорил со мной об услышанном, не разрушил этот мир, пусть временный, но пока существующий вокруг меня. И очевидна невозможность передать словами, то что пришлось пережить.